• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Литература (список заголовков)
15:54 

Александр Габриэль

МИНИМАЛИЗМ

Когда филе, которое миньон,
отсутствует - закусывайте салом,
поскольку в силе божеский закон
умения довольствоваться малым;
простой закон, имеющий в виду,
что цель - порой не ценность, а приманка...
Я тоже бы хотел с небес звезду,
но - сил в обрез, и сломана стремянка.
Ну что ж, за неимением звезды
сойдет любая тусклая лампада.
Не нами пополняются ряды
немногих тех, кто вышел вон из ряда.
Мы новые не сотворим миры,
легко застраховавшись от падений
разумным потреблением икры,
любви, надежды, гордости и денег.
А мысли о Великом - просто так
мы сказкам отдадим и кинозалам...
Пускай полощет ветер белый флаг
умения довольствоваться малым.

@темы: литература

19:51 

Александр ГОРОДНИЦКИЙ

Много раз объясняли мне это, и все же неясно пока мне, -
Почему не цветы на могилы евреи приносят, а камни?
Потому ли, что в жарких песках Аравийской пустыни,
Где в пути они гибли, цветов этих нет и в помине?
Потому ли, что там, где дороги души бесконечны,
Увядают цветы, а вот камни практически вечны?
Или в том здесь причина, что люди стремятся нередко,
Снявши камень с души, передать его умершим предкам?
Потому ли, что Бог, о идущих к нему вспоминая,
Эти камни горячие сыпал со склона Синая,
Где над желтой рудой, в голубой белизне пегматита
Прорастали слюдой непонятные буквы иврита?
Может быть, эти камни - осколки погибшего храма,
Что немало веков сберегают потомки упрямо?
К ним приходят потом, как к стене неизбывного плача,
Вспоминая о том, кто уже невозвратно утрачен.
А скорее, и в этом, возможно, основа идеи,
Эти камушки - часть каменистой земли Иудеи,
Чтобы всюду усопшие, где бы они ни лежали,
Вспоминали Отчизну, откуда их предки бежали.
Много раз объясняли мне это, и все же понять я не в силах,
Почему только камни лежат на еврейских могилах?
Я не знаю причины, но, верный традициям этим,
И холодной зимой, и неласковым питерским летом
На Казанское кладбище, к старой раскидистой ели,
На могилу родителей камни несу я в портфеле.
Никаких не скажу над могилой родительской слов я, -
Принесенные камни у их положу изголовья,
Постою над плитой, над водою невидимой Стикса,
Подчиняясь крутой позабывшейся воле инстинкта.
И когда под плиту эту лягу я с предками рядом,
Под осенним дождем, под весенним прерывистым градом,
Принесите мне камушки тоже - неважно какие,
Но желательно все же, чтобы был среди них рапакиви.
Потому что порвать не могу я связующей нити
С этим городом вечным, стоящим на финском граните,
Где родился когда-то и вновь, вероятно, усну я,
Чужеродную землю наивно приняв за родную.

@темы: литература

21:57 

первый вариант

Вот никак уж не могла знать, что в Инете можно найти такое сокровище, как первый вариант романа "Война и мир"! У меня, спустя четыре года после первого припадка, началась вторая волна фанатения по "ВиМ", и просто перечитывать книгу мне уже мало. В поисках хороших сочинений, которые способны вызвать какие-нибудь эмоции, я вдруг натыкаюсь на что-то непонятное, похожее на какой-то необъятный фанфик с цитатами оригинальной книги по нескольку страниц. И узнаю, что это-то и есть то самое, изначально написанное и чуть было не изданное Толстым!! Моему восторгу нет предела!!

Свои любимые моменты я уже бегло просмотрела и вот какой вывод делаю. Тот вариант, который мы все знаем, безусловно гораздо сильнее. Но в первом варианте местами герои как будто живее. Местами. Не везде. Для меня, поклонницы Долохова, здесь много нового. То, что было сокращено автором и додумывалось читателями самостоятельно, теперь ясно и понятно. Но это надо рассматривать лишь как дополнение к окончательному варианту.

Вот небольшой отрывок о том периоде, когда Долохов понемногу выздоравливал после дуэли:

"Большей частью он был кроток, но один Ростов видел его в том припадке бешенства, в котором он делывал свои страшные поступки. Это было уже при конце его болезни. Он снял повязку, велел слуге подать чистую, чистой не было, и слуга побежал к прачке, которая взялась гладить бинты. Минут с пять Долохов пробыл в ожидании. Он, стиснув зубы и хмурясь, сидел на постели, потом привстал, достал стул и придвинул его к себе. "Егорка!" -- начал кричать он, равномерно останавливаясь и дожидаясь. Ростов хотел развлечь его, но Долохов не отвечал ему. Ростов пошел за Егоркой и привел его с бинтами. Но только что Егорка вошел, как Долохов бросился на него, смял его под ноги и начал бить стулом. Кровь хлынула из раны. Несмотря на усилия Ростова и прибежавших матери и сестер, Егора не могли отнять до тех пор, пока Долохов сам не упал от изнеможения и потери крови".

КАКОВО!! :horror:

@темы: литература

22:15 

Игорь Северянин

Сыграй мне из "Пиковой дамы",
Едва ль не больнейшей из опер,
Столь трогательной в этой самой
Рассудочно-черствой Европе...

Сначала сыграй мне вступленье,
Единственное в своем роде,
Где чуть ли не до преступленья
Мечта человека доводит.

Мечта! ты отринута миром...
Сестра твоя - Страсть - в осмеяньи...
И сердцу, заплывшему жиром,
Не ведать безумства желаний.

О, всё, что ты помнишь, что знаешь,
Играй мне, играй в этот вечер:
У моря и в северном мае
Чайковский особо сердечен...

@темы: литература

11:45 

Эрнест Теодор Гоффман

Шум становился все бешеней и бешеней, уже начались толкотня и драка, но тут человек в парчовом халате, тот самый, что у ворот приветствовал Щелкунчика в качестве принца, взобрался на пирог и, трижды дернув звонкий колокольчик, трижды громко крикнул: "Кондитер! Кондитер! Кондитер!" Сутолока мигом улеглась; всякий спасался, как мог, и, после того как распутались спутавшиеся шествия, когда вычистили перепачкавшегося Великого Могола и снова насадили голову брамину, опять пошло шумное веселье.

- В чем тут дело с кондитером, любезный господин Дроссельмейер? - спросила Мари.

- Ах, бесценная мадемуазель Штальбаум, кондитером здесь называют неведомую, но очень страшную силу, которая, по здешнему поверью, может сделать с человеком все, что ей вздумается, - ответил Щелкунчик. - Это тот рок, который властвует над этим веселым народцем, и жители так его боятся, что одним упоминанием его имени можно угомонить самую большую сутолоку, как это сейчас доказал господин бургомистр. Тогда никто уже не помышляет о земном, о тумаках и шишках на лбу, всякий погружается в себя и говорит: "Что есть человек и во что он может превратиться?"

@темы: литература

09:56 

Иосиф Бродский

Сверни с проезжей части в полу-
слепой проулок и, войдя
в костел, пустой об эту пору,
сядь на скамью и, погодя,
в ушную раковину Бога,
закрытую для шума дня,
шепни всего четыре слога:
-- Прости меня.

@темы: литература

страницы партитуры

главная